Московская область, 1992

По прилету в Москву мы сразу обналичили наше авизо и купили доллары. Дело было всего через год после знаменитых денежных реформ 1991 года - держать деньги в банке не хотелось, поэтому у нашего тройственного союза появился свой чемоданчик с наличными, как в «Однажды в Америке». Обязанности по сохранности денег взял на себя венчурный инвестор.

Новенький кирпичный завод, блестя свежей краской и смазкой, прибыл из Минска. Оставалось отправить его на Дальний Восток и получить остаток денег по контракту. Жизнь рисовалась в радужных красках.

Помню, по прилету из командировки, я сказал маме: «Все. Теперь мы богаты». До сих пор неплохо считаю в уме. Учитывая, что тогда моя зарплата была что-то типа 10$ в месяц и мы неплохо справлялись, я прикинул, что заработанных мной денег должно хватить лет на 100.

Мой уровень финансовых знаний тогда находился даже ниже, чем у нынешних продавцов инстаграмм-курсов об инвестициях, поэтому я ошибся в расчетах где-то на 99 лет и 6 месяцев :)

Завод мы поставили на склад приятеля нашего венчурного добродетеля, директора какой-то строительной фирмы. Доставить на Дальний Восток его не представляло большой проблемы, так как покупателем была железная дорога и доставить завод нам нужно было лишь до станции «Москва-Товарная».

Это был 1992 год. Дело происходило в Московской области. Думаю, что многие помнят те времена. На слуху были громкие имена: солнцевские, люберецкие, тамбовские и т.д. В нашей Палестине было собственное имя - «Фрол». Так вот, - наш строительный магнат, по словам моего партнера был «другом Фрола», что по тем временам было практически тоже, что и «лицо приближенное к Императору».

Думаю, вы уже догадались о логическом продолжении этой истории: раз на стене висит ружье - оно должно выстрелить. Раз все деньги и активы в руках венчурного инвестора - большой шанс, что он не будет ждать скучного выхода на IPO.

Одним словом - наш инвестор исчез. Мобильных телефонов тогда не было и даже пейджеры были лишь в фильмах об американских врачах. Мы беспокоились, что с ним? Быть может случилась беда? Нам пришлось идти пешком в соседний поселок, благо мы знали домашний адрес.

Слава Богу, беды не случилось - это я понял, как только наш Ромео открыл дверь своей хрущевской квартиры. Он излучал спокойствие и уверенность в собственных силах. Внутрь меня не пригласил. Разговор был недолог и на лестничной клетке.

Срыгивая после плотного обеда, он предложил сократить наш тройственный союз до двух человек, исключив нашего третьего партнера (с ним он даже не стал разговаривать, прямо как Путин-Байден сегодня). На мое возражение, что вроде бы это вы приятели и именно мой друг познакомил нас и мы стали партнерами, он ответил матерно, в том духе, что «Я смогу это пережить».

Я попытался донести до него, что мы должны отправить оборудование на Дальний Восток, у нас контракт! На что он ответил: «Это твои проблемы. Фирма зарегистрирована на тебя, ты и отвечай, а кирпич мы и сами будем делать с «другом Фрола».

В качестве альтернативы, он еще раз предложил мне вариант того, что мы будем работать вместе: «Ты парень умный, будешь работать на нас, а если рыпнешься - Миша расскажет Фролу». Строителя звали Мишей. Вообще, если строитель, то Миша - вы не замечали эту забавную статистику?

Я обещал подумать и вышел на солнечный свет к своему только что «уволенному» другу. Естественно, я и мысли не допускал, чтобы даже начать думать о грязных фантазиях нашего Ромео, но плана пока не было.

На следующий день ко мне в дверь позвонили. Открываю - стоит Миша! Тема его визита была схожа с моим недавним разговором, за лишь тем исключением, что Миша в красках рассказал мне, что со мной произойдет, если я не стану работать на них. Закрывая за ним дверь, я подумал: «Если это любовь, то она больше похожа на изнасилование».

Всегда относился серьезно к словам. Уверен: если кто-то рассказывает вам, что собирается вас убить, единственное разумное действие в этом случае - поверить, а не списывать его слова на плохое настроение или солнечное затмение. Так я поступил и в тот раз.

Надо сказать, что за день, я уже навел справки про грозного строительного «друга Фрола».

Кстати, когда он пришел ко мне, я увидел его впервые. Он был одет в советские брюки «я инженер на сотне рублей», сандалии на носок и рубашку от того-же бренда. На хищника он был, мягко говоря - не похож. Тем не менее, повторюсь - я отнесся к его словам серьезно.

Вечером у меня была назначена встреча с местным «уважаемым человеком». Мы встретились в его машине. Молодежь вряд ли поймет что-то про те времена, да я и сам не очень себе верю, но мы жили в облаке абсурда. Мой «уважаемый человек» строил себе особняк. Пока же жил в маленькой квартирке на первом этаже. Он только что купил новенькую «девятку», поэтому часто ночевал в ней «на всякий случай». Безумие…

Я принес с собой несколько бутылок хорошего пива и мы беседовали. Сейчас много говорят об «ужасных 90-х». Мне же кажется, что справедливости и чести тогда было порядком больше, чем сейчас. Все, что сделала команда «ромео - строитель» называлось просто: беспредел, а этого никто не любил. Больше всего моего собеседника возмутила фраза «друг Фрола», тогда таким не бросались…

На следующий день «уважаемый человек» передал мне сумку с золотым запасом нашего траста, кирпичный завод я забрал тогда же и отправил его нашим партнерам. Деньги были все, до копейки. Никаких бонусов для себя «уважаемый человек» не попросил. Но мы с ним стали дружить и общаться.

Ни Миши, ни Ромео я больше не видел. Видимо каждый вернулся к своим занятиям. Миша продолжил строить особняк для моего нового друга - «уважаемого человека», а Ромео переключился с инвестиций на соблазнение продавщиц овощных магазинов…

Со временем я перебрался в Москву и мы меньше стали общаться с «уважаемым человеком», у нас было с ним несколько забавных историй, к примеру - он продал мне нашу «ласточку-семерку» из первой части рассказа. Расскажу об этом как-нибудь.

Уже в Минске, году в 1995 или 1996, в новостях я узнал, что его тело нашли вместе с убитым депутатом ГосДумы и охранниками в машине. Было горько, что такие люди уходят молодыми…